15:35 

Snowrin
20.08.2011 в 15:34
Пишет Snowrin:

Гори, чтобы светить ( сиквел к "Только твоя ночь" ). часть II.
Название: Гори, чтобы светить ( сиквел к "Только твоя ночь" ).
Автор: _Margaritka_ и RinSun.
Бета: пока лишь программа Word .
Фендом: Наруто
Пейринг: Сасу\Нару.
Рейтинг: NC - 17.
Жанр: romance, angst, deathfic.
Размер: midi.
Дисклаймер: персонажи принадлежат Кишимото.
От авторов: наш второй фик, что получилось, судить вам ...
Размещение: где угодно, желательно с шапкой.
Статус: закончен.
Дополнительно: "Торопитесь ЛЮБИТЬ, время впрок запасти не удастся,
Торопитесь друг друга беречь, ведь потерь не вернуть,
Не ленитесь сказать о любви , ведь и так может статься,
Что когда-то придется одним продолжать этот путь.
Не спешите винить, не спешите обидеть упреком,
Те слова тяжелы, не пришлось бы просить их назад,
А любая ошибка потом обернется уроком,
Лучше время найдите, чтобы доброе что-то сказать.
Не забудьте, что жизнь коротка, а минуты - бесценны,
Что в песочных часах золотой убегает песок,
Не забудьте, что даже кумиры уходят со сцены,
И родным, и любимым, и нужным назначен свой срок.
Есть "сейчас." Загляните в глаза и проникните в душу,
Если сердце тревожит печаль - дайте волю слезам,
Научитесь прощать, понимать и внимательно слушать,
Торопитесь ЛЮБИТЬ , чтоб когда - нибудь не опоздать!!!"(с.) ­

­­
Разрушился тот мир, в котором Наруто чувствовал себя свободно даже в прикованном состоянии. Ни ран, ни ссадин не осталось, лишь сильно болела голова и чувствовалась слабость из-за потери большого количества чакры. Вдруг Узумаки увидел неподвижное тело Сакуры.
- Она мертва? - спросил блондин, в его голосе звучал страх и потрясение. - Она мертва, Саске? - Наруто уже бежал к розоволосой девушке. – Сакура, Сакура, очнись,- пытался пробудить ее Узумаки. - Саске, она не дышит! Помоги!
- Её смерть так тебя волнует, - проговорил Саске. Он оказался рядом, и удар пришёлся уже по реальному Наруто. - Сдохнуть - это итог её бессмысленному существованию.
Саске кинул взгляд на поверженного Узумаки и, вначале медленно наращивая темп, побежал в сторону руин Конохи. Месть должна быть осуществима.
Наруто был без сознания, но, благодаря девятихвостому и его способности регенерировать, быстро очнулся. Саске уже не было рядом. «Значит, он все таки отправился в Коноху, - подумал Узумаки. - Я должен его догнать!» Блондин аккуратно взял на руки бездыханное тело Сакуры, чтобы отнести ее в госпиталь. Он чувствовал, что сердце девушки почти не бьется, что это конец, но в его душе цвела надежда. «Сакура не должна погибнуть, она просто не могла вот так умереть...», - мысли Наруто обрывались, его руки тряслись, ведь он даже подумать боялся, что его подруга больше никогда не откроет глаза, и он не увидит изумрудный блеск ее очей. Но наравне со страхом потерять близкого человека в его движениях чувствовалась решительность. Чем быстрее он
доставит Сакуру в госпиталь, тем больше шансов, что ее спасут, и тем быстрее он догонит Саске. Узумаки быстро нашел нужное ему здание, отдал Сакуру медикам, доверив им ее угасающую жизнь, и отправился на поиски Учихи. Наруто перешел в режим саннина и в мгновение почувствовал чакру брюнета. Он нашел его, осталось только догнать.
Немедленно. «Гори, чтобы светить», - подумал Саске, и в небе вспыхнула вспышка так и незавершённого в реальности кирин.
Молнии пронзали воздух с бешеной скоростью, сметая и уничтожая окружающий ландшафт, в фиолетовом сиянии вспышек молний упали пеплом тренировочные столбы, кагда-то давно считавшимися нерушимыми доказательствами роста мастерства трёх маленьких шиноби. И сколько было их таких же маленьких детей, ещё не понимающих истинного смысла главной догмы шиноби – самопожертвования? Безымянный шиноби, защищающий мир из тени, - истинный шиноби. Они обрекали себя на путь далёкий от пути война. Они были частью тени, оружием и душой своей деревни. Марионетки, являющиеся кукловодами своих деревянных подчиняющихся законам тел.
Законам, которые без выбора обрекали на смерть. Сколько было их детей стоящих без страха у этих трёх тренировочных столбов? Сколько их осталось после первых битв… Сколько их осталось после того, как их детское сознание приучали к виду поверженных мёртвых врагов.
В чёрных глазах Саске белыми пятнами, исчезающими и появляющимися, отражались удары молний, которые напоминали тонущие в чёрном бархате ночного озера звёзды. Кирин тонул в его глазах, в бархате и алых полосах мангекё.
И он безумец, в руках которого собрана сила стихий и разума, смотрит на умирающий и полыхающий мертвенно бледным светом мир. Мир, в котором от необдуманных решений гибли люди. Мир, который никогда не станет другим. Такой непокорный и гордый, как он сам, последний из клана Учиха, последний безумец, который исчезнет вместе с умирающим миром, который начал убивать с детства. Его личная вендетта без права на помилование. Когда исчезнет месть, ему незачем будет жить. С ней исчезнет цель, и никто невиноват в этой простой и маленькой истине.
По мрамору белой. почти лунной кожи скользнула кровавая полоса, видимо Наруто удалось спастись и убрать тело Сакуры с площади ударов кирин. «Что ж это его выбор», - холодно заметил мститель. Реальность - это не гендзюцу. Она намного страшнее.
Попытки Узумаки спасти безмозглую девку были нелепой, мерзкой наглостью насекомого, ставшего против него, бога нового мира.
« Она уже труп, моя бездушная девятихвостая игрушка… Я похороню тебя прямо над ней… Интересно, ты до последнего часа будешь охранять её тело, чтобы его не тронули мои техники?» - думал Саске. Любовь и ненависть… Мерзкие комки чувств бушевали, распаляясь в грудной клетке. Нет, он не такой, как его брат - невыносимо правильный и холодный… Он намного сильнее, он настоящий гений своей идеи.
Он победил, он уже победил, он поставил свою единственную слабость на колени и искоренит ее. А Наруто уже почти настиг его.
- Ты умрёшь, хвостатый, - бросил на бегу Саске.
- В таком случае я прихвачу тебя с собой.
- Ни за что! - звуки слились вместе во вспышке очередного катона. Нервы невозмутимого воителя сдали.
Наруто успел увернуться, и в тот же миг в его руке засветился расенган, который был наплавлен на брюнета, но Саске сумел его отразить. Странно, или действительно Наруто показалось, что в голосе Саске прозвучали нотки азарта? «Нет...Не может того быть, чтобы Учиха бил в пол силы. Хотя, так оно и есть. Значит, он к чему-то готовится. И основного удара еще не было», - в голове Наруто беспорядочно вертелись мысли, он пытался просчитать следующие действия Учихи. Но это не шахматная партия, это битва на смерть... Поэтому не время гадать, время действовать.
Расенган! - заорал Наруто, словно от его крика техника станет еще сильнее, и побежал прямо на его... Друга? Нет, не друга, а самого дорогого в жизни человека. Если он должен убить его, тем самым освободив от бремени, он это сделает, но он погибнет вместе с ним, чтобы в другой реальности вновь с ним воссоединиться. Чакра Узумаки заканчивалась, все-таки цукиеми отняло у него слишком много сил, значит, это будет его последний удар.
Вспышка чакры, ещё одна вспышка. Это так странно чувствовать, как твоё тело годами готовилось именно к этому моменту, к фатальной кульминации. Прикрываешь глаза, ведь зрение - не главное, когда видишь и чувствуешь телом. Каждый мускул, каждая жилка приходит в готовность. Ты как будто летишь, и под тобой нет ничего. Все рефлексы, все жизненно важные чувства обостряются до предела. Ты выжимаешь из них всё до капли, беспощадно, с холодной улыбкой. Волнение и сила. Азарт становится твоим единственным наркотиком. Ты не сильнее врага, но хитрее и безжалостнее. Ты знаешь, он не сможет убить тебя, а ты сможешь, и в этом твоё преимущество. Ты опытен, он уступает. У него больше чакры, но ты остановишь её. Мысли, сейчас их не существует, есть только ты, мстящий шиноби, отверженный и обречённый. Когда ты ощущаешь каждый удар своего сердца, ты контролируешь и его, замедляя и успокаивая. Безмолвное, тихое холодное бешенство. Ощутимая вибрация сковывает виски и передаётся сигналами в мозг. Оба полушария работают так, как будто хотят сделать тебя инвалидом. Когда сердце сделает ещё один толчок, ты сделаешь то, к чему готовился. Чакры осталось ровно столько, насколько ты и планировал. Всё просчитано и решено. Хотя думать так, удел слабаков.
Кусанаги. А ведь ты любил его… Лёгкое покалывание чакры. Ты его правда любил… Чакра закрывает обзор нежно фиолетовым пламенем. Ты обещал ему... Мангекё в глазах опасно сужается. Обещал никогда не бросать глупого маленького Наруто... Это будет самая смертоносная техника. «Я люблю тебя…»
Веки, они специально не хотят открыватся. Они не хотят раскрывать полог пушистых ресниц, липких от слёз. Они ведь могут умереть там. Пока её нет. Пока она лежит здесь в чёрном небытие бессознания. Маленькая глупая девочка с волосами цвета опавших лепестков японской вишни. Вокруг темнота, которая отказывается её выпускать. Как в давно забытом детском кошмаре, где ты отчаянно хочешь проснуться, но тьма не отпускает. Она впилась в тебя своими чёрными отростками страха, и ты, охваченный ужасом, остаёшься с ней до того момента, когда наступит утро, когда придут родители и разбудят тебя, но сейчас ей некогда ждать утра. Ждать, когда в комнату войдёт мама. Сколько ей лет сейчас? Наверное столько же ей было, когда она кончила академию. И волосы ещё длинные. Она отрезала их намного позже, когда пообещала себе, что сделает всё, чтобы быть сильной, чтобы суметь защитить их. Кого?.. Саске и Наруто. Почему?.. Потому что они - ее друзья, потому что они убьют друг друга, а она может помешать. У нее есть силы! Она хочет, чтобы они оба были живы и стояли с ней и чтобы Какаши сенсей читал свою книжецу и опаздывал как раньше, чтобы никогда не было третьей мировой войны шиноби, чтобы Саске вернулся. Она осознавала это. « Когда расцветут вишни, мы пойдём собирать их цветы…» Сакура резко открыла глаза. На этот раз открывшийся ей мир оказался настоящим, а не всего лишь новым продолжением болезненного сна. Металлический привкус крови во рту, ноющая боль в шее и место, в котором она находилась, а главное неоново-фиолетовое в пылающих языках пламени небо. « Я не могу опоздать! » Мысли бешено восстанавливали картину происходящего. Уже на бегу Сакура соображала куда бежать. Ещё не опомнившееся до конца сознание рисовало картины детских кошмаров. Тьма из забытья теперь имела облик. Чёрная Сакура, её злое я, её единственная воображаемая подруга. Не обращая внимания на приступы дурноты, девушка сгребла с полок полупустой больницы лекарства, бинты. Пакета, куда бы можно было сложить найденные бутылочки и скляночки, не было, пришлось снимать с подушки наволочку и тащить медикаменты в ней. Глупо ли это выглядело? Не имело значения. Только не сейчас. Только не в коридорах, ставшими вдруг бесконечными, лазарета. Только не когда им нужна помощь. Тело предательски отказывалось слушаться, и несколько раз Сакура кричала на него, чтобы оно не сбавляло темп. В руке болталась вырванная трубка от капельницы. Её она заметила не сразу… Только здесь, мелькая между крон деревьев, она не слышала звуков, не чувствовала боли. Даже когда очередная ветка под ногами изогнулась, ломая кору, и девушка полетела вниз, она не почувствовала удара. Всё внимание уходило лишь на то, чтобы поддерживать ток бледной, едва мерцающей чакры в непослушном изломанном теле. В госпитале, в котором она очнулась, не было не души. Всех видимо эвакуировали, тогда почему её не взяли с собой… Девушка крепче сжала зубы, не глупым размышлениям её учила Цунаде сама, а действию. Ещё пара сотен одинаковых безликих тошнотворных деревьев, ещё несколько сделанных через силу шагов, и сорванное дыхание. Она не слабая, в ней есть ещё силы. Немного, самую малость… Девушка сделала рывок вперёд и неуклюже вывалилась на огромную выжженную поляну. Лицо Сакуры окаменело. Вверх до самого неба поднимались огромные стены ярко-оранжевого пламени, которое переплеталось с неоново-фиолетовым столбом света, но это было не главным. Главным было то, что на оплавленной до камня земле стояли Наруто и Саске, такие же как в детстве. Между ними мягко разливалось золотое звенящее в воздухе нежно-желтыми огоньками свечение. Судорожно развязывая наволочку и вынимая лекарства, Сакура, давясь воздухом и застывшими слезами, осознала, что время здесь и сейчас остановилось. Остановилось точно также, как слёзы на глазах застывших в свечении ребят.
Я не хочу умирать, - грустно произнёс Саске. - Ты помешал мне совершить мою месть.
- Я спас тебя, Саске. Теперь нет мести, нет того бремени, которое сковывало твое сердце долгие годы.
- Я хотел отомстить за мой клан, за семью. Люди никогда не узнают правды. Наруто, почему я проиграл?
- Ты не проиграл. Ты одержал победу над Данзо, узнал о невиновности Итачи, освободил свое сердце от ненависти... Так почему же ты считаешь себя поверженным?
- Потому что я не выполнил одно данное когда-то давно обещание. Я проиграл своей мести, и так не вернулся к тебе, но, по крайней мере, я всё же увижу, как ты станешь хокаге в другом измерении нашей реальности. Мы впервые доигрались до финала, Нару, - голос принадлежал ему, настоящему Саске, единственному Учихе, который смог сделать мангекё абсолютным оружием и улыбаться сквозь слёзы. Таким его запомнил Наруто в их памятную и единственную ночь, и точно таким же неподдельным он был сейчас, его Саске. - Кажется до того, как золотое свечение исчезнет. Осталось меньше минуты. До того, как мы убьём друг друга. Я ведь никогда не думал, что этот момент наступит. И мне страшно, Наруто. Мне бессовестно жаль, что мы не можем быть друг с другом вечно… Зато умрём в лучах огненной зори.
Наруто не знал, как можно на это ответить. Он наконец-то видел настоящего Саске, его Саске. Равнодушие развеяно, маски уничтожены, бремя спало. Он не верил своим глазам. Ну почему судьба так несправедлива с ними? Одной рукой дает, а другой - забирает. Почему? Глаза Узумаки наполнились слезами, которые жемчужинками предательски скатывались вниз. Он их не скрывал и не пытался стереть, давая волю чувствам. Ведь если не сейчас, то когда? Его губы дрогнули, и он сказал:
-Саске, обещай, что там, - Наруто посмотрел наверх, - мы обязательно встретимся. Сдержи обещание! -его голос ломался, приобретая нотки, похожие на мольбу, наполненную болью и обреченностью. Он сжал кулаки до такой силы, что ногти впились в его ладони, оставляя за собой кровавые царапины. Ему было больно, очень больно... Но это единственный способ приглушить в себе душевную боль.
Мы не встретимся... Мы даже не расстанемся, Нару, - было слышно, как Саске придаёт своему голосу непоколебимую уверенность. Всё-таки именно он во всём виноват. Нужно исправлять. - Подойди ко мне, Наруто. Видишь, там за нами начинает светлеть горизонт, - произнёс Саске успокаивающе и нежно, как говорил ему когда то Итачи. Это был лучший способ вселить уверенность себе и передать её другому, поэтому Учиха как можно мягче и аккуратнее, как будто опасаясь, что Наруто исчезнет раньше положенного срока, обнял, прижался к его вздрагивающей от плача груди, наконец-то осознавая, как это прекрасно - любить. - Это не конец, это надежда. «Гори, чтобы светить», - черноволосый растрёпанный Саске зарылся в пушистые светлые волосы Наруто. – Плачь, а я буду считать твои слёзы и рассказывать тебе сказку. Её мне рассказал мой дед. Знаешь, мужчины клана Учиха отличались отсутствием юмора, но это не значит, что они не испытывали чувств. Не смотри назад, Наруто, смотри вперёд, на то, как восстаёт солнце. Когда-то давно великий змей Манда поспорил с принцессой слизней, что сможет не дать солнцу взойти. И знаешь что произошло? - голос Саске растворялся в наполнявшем пространство свете восхода. - И вообще не кисни, любимый. Вот увидишь, твоё лицо выбьют на скале каге.
- Но я же не стал хокаге, - блондин растерянно улыбнулся, сильнее вжимаясь в тело Саске.
- Стал, - скрыл улыбку в поцелуе Саске.
- Тут ты ошибаешься. Я не стал, я умер… - ответил Узумаки. Его лихорадило, страх перед смертью ничто по сравнению со страхом потерять любимого человека. Наруто словно в бреду пытался запомнить запах волос Саске, нежность его кожи и вкус его губ…Ему так будет не хватать их, ему будет не хватать их обладателя… Но они будут вместе, обязательно будут, ведь не может случиться такого, что влюбленные души разойдутся и больше не встретятся никогда, они будут рядом, всегда рядом,целую вечность...
- Ты не умер, Наруто…. Мы не умрем, пока живет наша любовь…. - эти слова были последними, которые успел сказать Саске.
Золотое свечение исчезло, оставив за собой двух юношей, лежащих на небольшом расстоянии друг от друга на опаленной их же чакрой земле. Они держались за руки, их лица озаряли едва заметные улыбки, наполненные тоской и грустью. Словно спят... Вот-вот наступит рассвет... Но они уже не проснутся...

- Ты жив, Наруто!!! Ты будешь жить!!!!!!!!!!!!! - кричала Сакура, пытаясь завести остановившееся сердце. Кричала, ловя губами падающий пепел в лучах разливающегося на небосклоне утра нового дня.
Лицо, руки, тело - всё было в ошмётках застывшей грязи. Каким-то образом она осталась жива после взрыва. Сакура помнила, что в момент, когда лучи солнца коснулись застывшего свечения, хрупкая плёнка лопнула и произошёл взрыв. Их техники столкнулись, впечатались, впитались и вошли друг в друга, поглотили сами себя и взорвались новой вселенной без войн. Они принесли себя в жертву. Вспышка от столкновения была настолько мощной, что достигла верхних слоёв атмосферы. Вспышка, которая не причинила некому вреда, вспышка, ставшая цветком свободы. Каге, шиноби, простые люди - все видели её ослепительный цветок на золотом от солнца небе. И никто не видел, как, крича от боли, разрывая свою грудную клетку криком, рядом с двумя лежащими телами Сакура ползает в грязи и пытается вытащить их из вечного сна. Вернуть к жизни. Исступленно захлёбываясь и глотая свои слёзы, она раз за разом, как заведённая, как умершая кукла, выбрасывала из себя оставшуюся у неё чакру, чтобы сердца двух юношей снова стучали.
- Ещё немного... Вы же можете... Вы не могли умереть… - тогда во вспышке в ней самой что-то разорвалось. - Нееееттттт!!!!! Дышите, дышите!!! Пожалуйста!!!!
"Когда кончилась чакра девушка, задыхаясь полезла за принесёнными бинтами. Выронила тряпку с медикаментами и упала сама. Баночки выскальзывали из рук, падали разбивались. Её крик был похож на крик раненой волчицы. Когда горло больше не выдавало звуков, она кричала молча. Когда её нашли, она была в беспамятстве, высушенное отсутствием чакры маленькое скрюченное тельце. Она лежала в грязи между двумя телами. Куноичи так хотела быть рядом с ними.
Сакуру из деревни скрытого листа было решено немедленно отправить в госпиталь, тела двух легендарных шиноби так же доставить в деревню". Справка из закрытого отдела анбу.
Год спустя.

- Ээ, Конохамару сан. А кто это на скале после Цунаде сама!? - мальчишеский голос оторвал Сакуру от вновь и вновь переживаемых мыслей. Её только недавно выписали из больницы, и это был её первый день вне больничных окон. Огромное свежее весеннее небо, отстроенная красивая Коноха и обновившаяся скала хокаге. Заинтересовавшись разговором мальчика Сакура подошла ближе к разговаривающим.
- Как кто!? Глупый вопрос! Это Наруто семпай – шестой хокаге деревни скрытого листа!! Самый лучший шиноби в мире! - голос Конохамару дрожал от гордости, и мальчишка, с которым он говорил, немного опешил.
- А разве он управлял листом? Вот Цунаде сама…
- Наруто семпай был хокаге деревни скрытого листа, и он сделал так, что все мы до сих пор живы и живём в мире с другими деревнями. Давай-ка лучше я расскажу тебе о нём пару историй. Такого в учебниках по истории не напишут!
Мальчишка зачарованно уставился на внука третьего и с открытым ртом принялся слушать, что рассказывает ему старший. Сакура почувствовала, что улыбается. Были в рассказе Конохамару и Саске кун, и Сакура чан…
«Нельзя терять время даром, потому что когда-нибудь нам может не хватить его, даже чтобы как следует попрощаться», - подумала Сакура и помахала остановившемуся около неё Ли.
- Сакура чан, я хочу сказать тебе…
- Давай лучше я... - с улыбкой ответила Сакура.

URL записи

URL
Комментарии
   

Dark imagination

главная