23:58 

Snowrin
30.01.2012 в 12:48
Пишет _Margaritka_:

Конечный вариант черновика первой части...
Вот очередная проба пера и продолжение фанфика "Гори, чтобы светить", а точнее его альтернативная концовка для тех, кто любит нэппи энды. Я бы даже сказала, что это неожиданный, причем для нас самих, эксперимент. Писаться будет долго и мучительно, за что заранее прошу прощения... И да, это только черновик, на полноценный фанфик мы даже не претендуем. Если заинтересовали, то читаем... Вот небольшая первая глава.

Автор: _Margaritka_ и RinSun.
Название: beLIEve.
Фендом: Наруто.
Глава: 1.
Бета: не бечено.
Дисклаймер: персонажи принадлежат Кишимото.
Рейтинг: R, NC-17(местами).
Пейринг: Сасу\Нару.
Жанр: romance, angst,ER.
Размещение: запрещено.
Статус: не закончен.
Размер: миди.
Варнинг: слеш, ООС.
Саммари: Мертвые не оживают. А вдруг все, что говорят, ложь? Значит, это кому-то выгодно. Остается только понять…кому?
Дополнительно: сиквел к "Гори, чтобы светить" (альтернативная концовка).
От авторов: наш новый эксперимент, если вы готовы, то читаем.

Весеннее солнце, освещая своими яркими лучами Коноху, играло в каждом из окошек домов и отражалось от них, радуя прохожих озорными солнечными зайчиками. Легкий теплый ветер гулял по заново восстановленным улочкам и скверам, шелестя молодой листвой, которая только-только распустилась. Каждый из жителей деревни как обычно занимался своими делами: кто-то был на миссии, кто-то хлопотал дома, дети бегали на улице и в своей игре представляли себя отважными ниндзя, хокаге подписывала важные документы. Все как всегда. И никто не замечал двух шиноби, которые вот уже несколько часов сидели на крыше здания, находящегося почти на окраине селения. Путники давно не были в стране Огня. Покинув ее год назад, юноши не решались вернуться в нее даже на мгновение, да и надо ли им это было… Чем ближе к Конохе, тем ближе к гибели. Скажете, что они нукеины, предатели, отступники? Нет, это не так. Они верны деревне, но еще больше они преданы друг другу.

- И тебе не жалко было потерять всё это?- брюнет удивлённо смотрел на сидящего рядом с ним парня.
- Я же всё-таки побывал хокаге, дурак, - широко улыбнулся блондин, показывая на высеченное в горе лицо. - И к тому же я столько гонялся за тобой, что уже порядком отвык от деревни. - Глаза блондина источали радость, а пушистые светлые волосы трепал ветер. Без поддержки протектора деревни они, наконец, получили свободу, пользуясь которой, первым же делом рассыпались по лицу светлыми прядями, одна из которых выбилась и лезла в глаза. Брюнет аккуратно убрал ее и, едва касаясь, невесомо поцеловал друга.
- Нам пора, иначе нас могут заметить, - почти шепотом сказал он.
- Да, конечно, - с грустью в голосе ответил блондин, последний раз окидывая взглядом родное селение, - пойдем… - добавил он, уже спрыгивая с крыши небольшого дома и исчезая в его тени.

Как весной природа пробуждается после долгого сна, так и души людей открываются для новых чувств после долгой зимы. Уж такова человеческая натура, что после долгой стужи на сердце, вызванной скорбью, болью и тоской, мы тянемся к теплу и свету, чтобы вновь воскресить уже позабытые чувства. Прошел ровно год после той великой битвы. Мир шиноби пришел к равновесию. И только в Конохе, еще долго оплакивали погибших героев. Все это время Сакура провела в больнице, оставшись с горечью утраты наедине. К ней никого не пускали, поэтому она не видела своих друзей целый год. Харуно была единственным свидетелем, который мог рассказать правду о произошедшей битве в лесу, поэтому сразу после выписки ее долго допрашивали. Она рассказала все, что видела сама, но не поведала никому о своих мыслях и предположениях, которые были очень противоречивы…
Сакура шла домой. На улице было много народу, но никому не было дела до девушки, которая была полностью поглощена своими мыслями.

«Нельзя терять время даром, потому что когда-нибудь нам может не хватить его, даже чтобы как следует попрощаться», - подумала Сакура и помахала остановившемуся около неё Ли.
- Сакура чан, я хочу сказать тебе… - неуверенно начал Ли.
- Давай лучше я... - с улыбкой ответила девушка.

Вместе они провели весь день. В основном гуляли по улицам Конохи, рассматривали вывески, сидели в небольших закусочных и обсуждали все события, произошедшие за последнее время в деревне. Яркое солнце светило в глаза, а лучи согревали. На душе было так спокойно и легко, как никогда прежде, хотелось улыбаться. После долгих дней в больнице на всё смотришь другими глазами. Хочешь запомнить как можно больше, будто бы боишься, что всё это у тебя отберут. В зелёных глазах Сакуры поблескивали весёлые огоньки, так непохожие на пустые, отуплённые лекарствами холодные глаза, ещё три месяца назад смотревшие на неё из собственного отражения в зеркале. Всё происходившее с ней в больнице хотелось быстрее забыть. К тому же тягучее ощущение опасности, поселившиеся в её груди ещё утром, решительно отказывалось отступать. Что-то нехорошее было за этой закатной идилией. Ненастоящими казался и пасторально приторный пейзаж Конохи. Может от частых допросов и от того, что в её жизни не будет ни Наруто, ни Учихи, у неё развилась паранойя? Бредовые мысли роились в голове, напрочь отказываясь исчезать. Жизнь без них… Как будто из сердца вырвали кусок, не спросив и не предупредив, просто взяли и вырвали, а вместо него предложили пустоту. Это вызывает чувство безысходности, когда сидишь, взявшись руками за колени, и монотонно раскачиваешься, пытаясь защититься от того, что никого нет, и того, что исправить ничего нельзя. Сидишь на холодном полу и смотришь на прямоугольник окна, будто стараешься увидеть в нём альтернативу реальности. За ним может быть все, что угодно, но это уже не важно. Ты одна, никого нет. И как и команда номер 7, ты медленно уходишь в небытие. За окнами проходит время, движется куда-то мир, а ты вычеркнута стеклянной гранью окна, законсервирована в своём личном пространстве, и только стрелки часов напоминают о том, что где-то время ещё не разучилось идти. Но уставшей страшно верить. Зима, весна, лето… Они давно потеряли значение. В стерильном пространстве комнаты всегда одна и та же температура и один и тот же свет, искусственный и ненастоящий. Это твой личный тупик, твоя пропасть, в которую ты обречён упасть. Когда рядом только врачи, которые вводят в вены неизвестные лекарства. Вещества такие же бессмысленные и безвкусные, как существование в этой четырех-стенной изолированной клетке,в которой ты становишься равнодушным овощем, запертым и одиноким. В этом странном изогнутом мире одной больничной палаты, Сакура теряла ИХ раз за разом. Волны ненависти к себе самой рождали боль. Она сделала не всё... Она могла бы спасти их, она могла бы умереть вместо них. Когда отказываешься верить - становишься слабее. Вера не уходит насовсем, её просто заменяет боль.

Солнце Конохи село, умерло слишком молодым, зайдя за горизонт земной жизни, и, растворившись закатом, оставило ночь без луны вечно мстящим звёздам, чьё имя Саске. Девушка улыбнулась, вытерла появившиеся на глазах слёзы и вдохнула горячий вечерний воздух. Солнце, правда, клонилось к закату, и зелёные глаза вслед за ним принимали красноватый оттенок.

- Я долго думала там, в больнице. Знаешь, я прокручивала тот момент в голове раз за разом. Это был обман, Ли... Большая иллюзия. Вспышка, свет, бьющий в глаза, и странное чувство ниже спины. Ты можешь подумать, что я сумасшедшая, но, кажется, я была в гендзюцу, объяснение которому только одно… - она перешла на шепот. - Они не умерли, - голос девушки отдавал ноткой безумия.
Лицо Ли приняло обеспокоенное выражение, а голос стал таким, каким обычно разговаривают со слабоумными в психушке.
- Всё хорошо, Сакура, ты - не сумасшедшая. Просто устала, - он нежно взял её руку в свою, - Сакура-чан, конечно, они не умерли. Наруто навсегда останется в наших сердцах также как и Саске, - голос Ли успокаивал, и Харуно была благодарна ему, за то, что он сидит сейчас рядом с ней.
- Да, ты прав. Просто туплю после больницы. Слишком часто переклинивает, но это пройдёт, - фальшиво улыбнулась она и посмотрела на закат. - Красивый, будто они действительно ещё с нами…

Так время повернулось в привычное русло. Поддержка друзей, постоянные хоть и несерьёзные миссии, по которым нужно было писать отчёты, отвлекали её от лишних воспоминаний. Девушка должна жить за них, но она только начинала это делать, раньше было лишь существование. Существование между трубкой капельниц и постоянными уколами, за которыми начиналось равнодушие и какой-то болезненный покой. Сразу после прогулки Сакура отправилась домой, где была проведена очередная разъяснительная беседа. Теперь уже с родителями, где мать, плача, обнимала её, говоря, что всё будет хорошо и что теперь никто не посмеет отпустить её на опасные миссии, нужен лишь покой, и всё изменится в самую лучшую сторону. Зелёные глаза Харуно внимали каждому слову, и уверенность в том, что всё идёт как надо, всё ближе подбиралась к сердцу, уничтожая мысли о том, что кто-то тогда давно мог выжить… Теперь это казалось настоящим бредом. Уколы, которые ей прописали как успокоительное, действовали, как им и было положено, успокаивающе и мягко. К тому же перед ней была целая жизнь, и даже брови Ли казались совершенно терпимым изъяном.

* * *

" Всё так, как и должно быть! Мёртвые не оживают", - получая новую миссию, произнесла про себя Сакура. Задание, полученное ею, было простым. Ей всего лишь нужно было найти некоторые лечебные травы для медицинских пилюль, но зато это подразумевало отправку за пределы страны Огня, в Камень.
« Наконец-то можно размяться. Как говорил Ли… Да поможет мне сила юности », - молитвенно сложила ладони Сакура и побежала собирать вещи. Вставать нужно было рано, да и перед командой сплоховать не хотелось. Главное - подальше от Конохи, от разрушенной тренировочной площадки, от равнодушных лиц прохожих и участливых попыток друзей ещё раз напомнить ей, что всё хорошо.

* * *

Несколько дней в пути, и она уже в Камне. Лучи солнца так ослепляли, что девушка прикрыла глаза рукой. Мир за преградой пальцев был каменным и холодным: огромные горные хребты и многочисленные водопады. Хотела выбраться из Листа, а оказалась в ловушке из камня. Может это депрессия? Ведь мир был похож на склеп, в котором лишь изумрудные глаза, как напоминание о Конохе, на фоне серого безумия однотипных строений был единственным живым огоньком. Поднимался туман, и дышащий городской серостью воздух тянулся к небу. Девушка с зелёными глазами шла по ещё спящей рыночной площади с сонными торговцами и временем, которое отказывалось просыпаться. Вокруг царила лень и тишина.
« Ничего страшного, прорвёмся», - усмехнулась про себя Сакура.

* * *

Весь день Харуно провела в поисках нужных медикаментов, блуждая по глубоким чащам и горным полянам и лугам. Он выдался трудным, но дышалось гораздо легче. Список лечебных трав, оставленный Цунаде, изрядно поредел, а оставшиеся растения можно было собрать по пути домой. Миссия была удачно завершена. Нужно было только написать отчёт и отправить в Коноху.
Деревня, скрытая в камне, была пропитана чарующем странным спокойствием. Пенились, падая в реки, струи огромных водопадов, солнце искрилось в окнах каменных домов, и небо бесконечной синевой взлетало немыслимо высоко. Кажется, именно этого она и ждала. Свободы от своих страхов, от лишних раздумий...
Сакура быстро шла по небольшой улице, ноги отсчитывали шаги, незаметно ускоряя темп и переходя на бег. Чёрт возьми, как было легко. Харуно бежала по узкой улочке, словно вырываясь из клетки слёз. Каждый шаг, как достижение, которое она делала для себя, давался ей легче и легче. На губах засияла, давно забытая, искренняя улыбка. И девушка бежала дальше, растворяясь в небольших проулках, тая в безлюдных арках и замирая при виде цветущих вишен. « Как будто прикасаешься к детству…» - тихо, одними губами прошептала Сакура, рассматривая пойманный ею нежно-розовый лепесток. Это было чувство вселенского счастья. Будто окунаешься в прошлое, в то время, когда она была маленькой, и команда номер семь существовала. Переполняемая эмоциями, Харуно закружилась в вихре падающих лепестков, потом резко остановилась, с усмешкой одёрнула себя, отмахиваясь от старых добрых воспоминаний, и зашагала прочь от цветущих деревьев и от этого маленького забытого временем дворика.

Прикрыв глаза от слепящего солнца, девушка снова, как и сегодня утром, вышла на торговую улицу, в последний раз обернувшись на цветущие вишни. Она легко вошла в бушующий поток людей, что-то кричащих, продающих разные фрукты, овощи, разноцветные ткани, в особенности из-за которых серые камни домов приобретали праздничный вид. Одни люди радовались, другие спорили. Их было так много, что от чувств и бушующих эмоций у Сакуры закружилась голова, и следующие пять шагов она сделала будто во сне. Мимо неё протискивались люди, толкались подростки, и чинно шествовали старики. Разноцветная толпа… Как же ей не хватало людей в своей постылой больничной палате, когда она была одна со своими страхами. Ещё несколько шагов вперёд девушка помогала себе руками, аккуратно расталкивая людей.
Лёгкое касание чьей-то руки... Чувство, будто её коснулось электричество. Пальцы рефлекторно сжались, а потом Сакура резко развернулась и налетела на какого-то человека, который грубо оттолкну её от себя.

- Простите, вас ли я коснулась? - девушка не верила своим ощущениям, силясь разглядеть лицо незнакомца. Тот утвердительно кивнул и растворился в толпе, оставив растерянную девушку стоять посередине потока людей, который быстро начал мелеть.
Через несколько минут только парочка запоздалых покупателей и уставшие торговцы, начинающие собирать свой товар, ещё находились на улице. Остальные люди разошлись по своим делам. Очнувшись от оцепенения, девушка коснулась пальцами губ, как будто приказывая времени остановиться, прекратить свой ход и отмотать себя на семь минут назад, на лицо кивнувшего ей незнакомца, на его странное знакомое тепло.

Где она видела его прежде? Сакура медленно двинулась с места, ища глазами выход с площади. Счастье, которое она испытывала до этого происшествия куда-то исчезло, оставив странные мурашки и холод на коже. Где-то внутри билось сердце, разбиваясь в грудной клетке, точно попадая в ритм её шагов.
Нужно было как можно скорее успокоиться, придти домой, выпить зелёного чаю и написать отчёт. « Ничего ведь необычного не произошло?.. - полушепотом убеждала себя Сакура. - Просто случайная встреча с незнакомым человеком».
Слова были как успокоительное, но привкус бьющей из незнакомца чакры… Этот пункт в её мозгу оклеивался газетой неправды и лжи. Ощущение, будто ты знаешь чья это чакра, но вот вспомнить…вспомнить не можешь. Ноги сами волокли Сакуру домой, а мозг, раз, за разом возвращаясь к этой странной чакре, проигрывал ситуацию, строил комбинации и оставался в проигрыше. От всех этих мыслей голова разболелась, давя на виски нестерпимой зудящей болью. Что-то пошло не по плану, не по существующей в её голове программе…

- Зря ты здесь появилась, - слов из-под капюшона незнакомца никто кроме него самого сейчас не слышал. Спрятавшись в тени одной из крыш, он внимательно провожал розоволосую девушку цепким взглядом внимательных угольно чёрных глаз. - Ты здесь всё равно ничего не найдёшь. Так будет лучше для нас всех, - произнёс свои мысли вслух Саске.

URL записи

URL
   

Dark imagination

главная